Печальная история SsangYong, или Привычка к банкротству

Печальная история SsangYong, или Привычка к банкротству

У компании SsangYong есть два незыблемых параметра: уродливые модели и банкротство. Она делает самые некрасивые автомобили и все время ищет деньги. И не в состоянии придумать ничего приличного. Вся Корея движется в неудержимом развитии, перешагивая через ступени прогресса, а SsangYong замерз на точке копирования и остался в предыдущем столетии, когда достаточно было купить патент и выпускать устаревшее чужое.

Лучшим автомобилем марки SsangYong был патентованный CJ-7, получивший крикливое имя Korando. Не все знают, что это аббревиатура, означающая самолюбование фирмы в сопоставлении себя со всей страной — «Korea Can Do». Пока корейский CJ-7 оставался копией американского Jeep, фирма выглядела прилично, а покупатель уважал себя за приобщение к Америке.

В 1988 году SsangYong подхватил выброшенный японцами на свалку Isuzu Trooper и начал производство Korando Family. В это же время основной доктриной SsangYong стала небывалая любовь к родине. Иначе не объяснить очевидный отказ фирмы от экспортных намерений. Пока остальные корейские фирмы рвались за границу, норовя учинить экспансию по японскому образцу, SsangYong тихо обожал страну, сосредоточившись на внутреннем рынке, пытаясь преуспеть в производстве автобусов, грузовиков и спецтехники.

И все годы жизни SsangYong искал деньги, меняя название и хозяев. Удачей запахло в 1997 году, когда удалось сбыть контрольный пакет акций родному Daewoo. Но азиатский кризис аннулировал сделку. В 1991 году удача еще раз постучалась в ворота — 5% купил Daimler-Benz, на долгие годы обеспечив корейцев двигателями, коробками передач и логотипом.

На азиатских рынках до сих пор бегают очень прочные микроавтобусы SsangYong Istana с логотипом Mercedes. А Корея донашивает пародийный седан представительского вида Chairman, рожденный на платформе W124, но имитирующий Mercedes W140. В России SsangYong в основном известен нескончаемой чередой уродов Musso, Kyron и Actyon, а также пародией на Mitsubishi Pajero — Rexton.

Параллельно с пакетами акций, патентами и логотипами, SsangYong банкротился, продавался и уходил с молотка, то меняя хозяев полностью, то раздавая себя по частям. За них брались не только родные корейцы и строгие немцы. Здесь отметились и китайцы из SAIC, мелькали даже Renault и внезапный русский Sollers.

Сегодня SsangYong принадлежит индийской Mahindra&Mahindra, потерявшей к ним интерес. Но речи о банкротстве и остановке производства нет. SsangYong подал запрос на внешнее управление и заявку на реструктуризацию, продолжая делать некрасивые автомобили Tivoli и прочие Stavic.

Изо всех сил любя родину, SsangYong надеется, что его наконец-то купит великий Hyundai-KIA с завистью поглядывая на удачливый Samsung, c первой попытки продавшийся более грандиозному Renault-Nissan.

Источник




Добавить комментарий